Меню

Яндекс.Метрика

Обелиск в честь боевого содружества

К 75-летию освобождения Кубани ПРОЕКТ «ГОРЬКАЯ ПАМЯТЬ ВОЙНЫ»
На территории усадьбы бывшего пенькозавода есть целый мемориальный комплекс, посвящённый Великой Отечественной войне. Состоит он из трёх памятников, которые возвели каневчане: один в честь своих земляков, погибших от рук оккупантов, другой – героям интернационального десанта, а также Стена Памяти и Скорби, посвящённая нашим соотечественникам, которых забрала война. За ними ухаживают представители молодого поколения. Рядом волонтёры посадили целую аллею из кустов сирени. Ведь именно этот цветок стал символом «Весны Победы». Букетами сирени встречал народ эшелоны с воинами-победителями, которые возвращались в родные края к своим семьям. Но мне хочется рассказать об одном из этих мемориальных сооружений – памятнике бойцам парашютных десантов, героически погибших на каневской земле. На гладкой чёрной плите изображены два государственных флага: Союза Советских Социалистических Республик и Испании, символизирующих боевое содружество в нашей общей борьбе с германским фашизмом. Откуда появились испанцы на кубанской земле? Буквально – упали с неба! Приземлившись на парашютах в январе 1943 года. В то время здесь хозяйничали немцы. Установив жестокий «новый порядок», как они называли свой оккупационный режим, фашисты превратили тихую каневскую окраину (там, где сейчас стоят памятники) в место своих военных преступлений. Зимой 1943 года наша героическая Красная Армия выбивала оккупантов с Кубани, освобождая район за районом. Но, прежде чем войти в захваченную противником местность, требовалось совершить её основательную разведку, подготовить приход главных сил, уничтожая вражеские коммуникации и опорные пункты, совершая диверсии и покушения на тех, кто принёс столько горя и зла нашему народу. Тогда в наш район были заброшены три группы парашютного десанта. И во всех воевали испанские воины-интернационалисты. Командовал третьей группой старший лейтенант Герман Восмедиано Эспиноса. Она была почти полностью уничтожена, и только двоим – командиру и молодому бойцу Василию Кожедубу – удалось остаться живыми. Их спасли наши земляки, отважные патриоты, люто ненавидевшие оккупантов и их пособников. – Нас выбросили с 17 на 18 января 1943 года около двух часов ночи, – вспоминал Эспиноса. – Заброска прошла неудачно. Нас было два испанца, шесть русских и радистка Валя Гальцева (из станицы Абинской – авт.). Было очень холодно. Когда я приземлился, ударился левым бедром, пробыл в поле, пока ко мне не подошли три человека из нашей группы. Конюшня была ря¬дом. Я послал одного на разведку. Это и был Василий Кожедуб. Он сообщил, что немцев и полицаев там нет. Тогда бойцы затянули обмороженного и травмированного командира на чердак. Дальше была проведена целая спасательная операция, в которой приняли участие наши земляки – Нефёдов, Новиков и фельдшер Животовский. – Сняли сапоги, у меня кожа уже слезла, обморозил, – рассказывал Герман Восмедиано Эспиноса. – Нужен был гусиный жир, начали лечить меня, суп куриный варили. Животовский прибыл через два дня, ноги мои почернели, лечить надо марганцем, полотенцем делали примочку. Приходили два немца, спрашивали: «Кто лежит?». Хозяйка сказала: «Это мой сын – он болен тифом». Она как-то приходит, плачет, пережи¬вает: «Я была на базаре, мне сказали, что немцы о вас знают». Приходят два румына: «Мы останемся у вас жить». Тогда они меня спрятали на чердак, был я там сутки. Потом приехал Новиков на плохой лошади, и повезли меня на птичник. Там больной командир и пробыл до самого прихода наших. Рискуя жизнью, в том числе и жизнью своих детей, каневчане спасли офицера Красной Армии. И вот спустя тридцать четыре года каневчане хлебом-солью встречали Германа Восмедиано Эспиносу и его семью – русскую жену Тамару Ивановну Зубарь и двух сыновей – Мануэля и Хосе. Как писала тогда районная газета: «Это очень волнующая картина, когда после долгой разлуки находят друг друга люди, чья дружба скреплена кровью, памятью о погибших товарищах. Верность такой дружбе люди сохраняют навсегда».

 


Константин БАНДИН

("10-й канал", № 4 от 19 января 2018 года)